ЧЕРНОВ ВАСИЛИЙ ЕГОРОВИЧ

(2.03.1852— 9.09.1913), действительный статский советник, детский врач, ученый, проф. Киевского ун-та Св. Владимира, организатор и председатель Киевского Клуба русских националистов (ККРН). Родился в семье солдата в Тифлисской губ. Образование получил в Воронежской гимназии и Медико-хирургической академии, по окончании которой 12 февр. 1874 получил диплом лекаря. С февр. 1877 на военно-медицинской службе. Участник Русско-турецкой войны 1877–1878: врач Конного казачьего полка, санитарного отряда Общества Красного Креста, Ясского эвакуационного барака, Ольвиопольского госпиталя. В 1880 перешел из Военно-медицинского ведомства в медицинский департамент МВД. 21 мая 1883 стал доктором медицины, назначен врачомспециалистом Общины сестер милосердия Св. Георгия в С.-Петербурге. В 1887 переехал в Москву, получив назначение на должность гл. врача детской больницы св. Ольги Императорского человеколюбивого общества, 2 июня 1887 принят в число приват-доцентов Московского ун-та для преподавания учения о детских болезнях. С 1889 экстраординарный (с 26 апр. 1897 — ординарный) проф. по кафедре детских болезней Киевского ун-та св. Владимира. Помимо преподавания он активно занимался общественной деятельностью и организацией медицинского дела в стране, принимал участие в 4-м съезде Общества русских врачей в Москве, в бактериологическом съезде в Пятигорске (1903), 1-м Международном гигиеническом конгрессе в Нюрнберге (1904). 15 окт. 1892 Чернов стал директором Киевского Мариинского детского приюта, за заботливость о «благоустройстве и обеспеченности» которого в 1893 удостоился благодарности Государыни Императрицы. В 1896 был назначен директором Бактериологического института (где им были построены ветеринарное и экспериментальное отделения, приют для больных), был инициатором и директором детских клиник при Александровской больнице в Киеве. Чернов также был учредителем и вошел в состав педагогического совета Медицинского общества при Высших женских курсах, создал Общество борьбы с заразными болезнями, Самаритские женские курсы Общества трудовой помощи интеллигентным женщинам, являлся членом физико-медицинского Общества в Киеве. Впервые в Юго-Западном крае (1895) он применил антидифтерийную сыворотку А. Д. Павловского и внес значительный вклад в формирование и развитие школы киевских педиатров. Чернов занимал также должность земского губ. гласного и два четырехлетия являлся гласным Киевской гор. думы, принимая активное участие в работе больничного совета. На свои средства в Киеве, на Зверинце он устроил дневной приют для детей местного бедного населения и построил для него здание. В своем имении в Верхнячке Уманского у. Чернов отвел бесплатно площадь для устройства двухклассной министерской школы. С 5 мая 1910 Чернов состоял членом правления Киевского отдела Галицко-русского общества. Помимо профессиональных интересов, Чернов содействовал развитию российской свекло-сахарной промышленности, являясь директором сахарного завода «Верхнячка». «Гроза, пронесшаяся над Россией в 1905, и еще больше та грязь и позор, которые она за собой оставила, заставили Василия Егоровича из мирного ученого стать передовым борцом за русские национальные идеалы», — говорилось в одном из некрологов Чернова. В 1908, во многом благодаря стараниям Чернова, в Киеве был организован и стал активно действовать ККРН, членом-учредителем и членом Комитета (а с 20 нояб. 1909 председателем Комитета) которого он стал. Ему удалось сплотить в рамках ККРН передовые силы русской национально мыслящей интеллигенции и православного духовенства. Взвешенность в суждениях и основательность в оценках сделали ККРН одной из ведущих правых организаций в Юго-Западном крае. Отвергая обвинения в адрес ККРН в «реакционности», Чернов писал: «Еще нелепее мысль, будто русский национализм в его теперешних стремлениях отождествляет себя с реакционностью. Его пытаются отождествить, но только те, кому русская национальная политика невыгодна, т. к. мешает осуществлению тех или иных планов. Так с какой именно реакционностью отождествляют себя русские национальные политики? Если с той, которая не признает за финляндцами прав на особую государственность, а от поляков требует отказа от Ягеллоновой идеи и мечтаний во вкусе Костюшко, то было бы, согласитесь, просто нелепо, если бы русская национальная политика ставила себе иные задачи». Чернов полагал, что в «сознании мощи Царской власти и духовного единения Царя с русским народом для русских людей кроется источник великого утешения и крепкой веры на лучшее будущее». 13 мая 1910 при обсуждении доклада Д. Я. Балясного «Финляндский вопрос в его прошлом и настоящем» Чернов отметил: «Сановники, заботясь только о собственной карьере, о собственном благополучии, или помогали финляндцам, или предательски молчали. У них не было гражданского мужества, чтобы бороться за правду и права России. Таков вообще правящий Петербург, бездушный, безнародный. Спасение наше — в обновлении сил власти посредством тесного соприкосновения с живыми силами народной стихии». Чернов был решительным сторонником принятия законопроекта о введении земства в Западной Руси, о чем заявлял Императору Николаю II Александровичу и председателю правительства П. А. Столыпину, которого называл «глубоким патриотом и глубоким националистом», и сильно возмущался, когда правая группа Государственного Совета провалила законопроект. 24 окт. 1911 Чернов был избран членом комиссии для переговоров о блоковых соглашениях как с организациями, так и с отдельными лицами накануне выборов в IV Гос. Думу, а в конце года стал зам. председателя временного комитета для созыва и организации съезда русских избирателей. 14 марта 1912 он стал членом избирательного комитета. Однако обремененность обилием занятий в ун-те вынудила Чернова сложить с себя звание председателя ККРН, и 15 апр.1912 он передал бразды правления А. И. Савенко. К этому времени Чернов страдал склерозом сердечных сосудов и 6 сент. 1913 во время заседания комитета по сооружению памятника П. А. Столыпину с ним случился первый сильный припадок болезни, повторившийся через два дня. Несмотря на все меры, принятые профессорами и врачами, окружавшими больного, в ночь на 9 сент. 1913 Чернов скончался и был похоронен на кладбище «Аскольдова Могила» в Киеве. Подытоживая деятельность Чернова, проф. И. А. Сикорский отмечал в некрологе: «Наиболее крупной заслугой последних лет жизни почившего было выступление к деятельности в роли председателя Клуба русских националистов в Киеве. Он предпринял решительные националистические шаги, создал движение, объединил работников, вдунул живую душу в тело. Нашелся человек, который твердою рукою и ясным национальным сознанием осветил горизонты, показал пути, поруководил сомневающимися и нетвердых и всех объединил для действия. Все увидели, что русский национализм чужд извилистостей и хитростей, чужд коварству, что это чистый и честный политический психизм — прямодушный и благородный как и его киевский председатель!». Соч.: К вопросу о домашнем воспитании детей дошкольного возраста. Речь на торжественном акте Университета Св.Владимира 17 янв.1894. Киев, 1894; Кисловодск как лечебно-санитарная станция. Киев, 1896; Лекции по физиологии питания первого детства. Уход за детьми и воспитание дошкольного возраста. Ч. I. Киев, 1909; Быть ли Западной Руси Польшей или Русью? (Замечания по поводу нескольких изменений, внесенных комиссией Государственной Думы в законопроект о введении выборного земства в шести западно-русских губерниях). Записки Киевского Клуба Русских Националистов. Киев, 1910 и др. Лит.: Некролог // Киевлянин. 1913. 11 сент.; Сикорский И. А. Некролог // Киевлянин. 1913. 10 сент; Сборник Клуба Русских Националистов. Киев. Вып. 2–5. 1910–1913. Арх.: ИР АНУ. Ф. 167. Д. 8–18. Т. Кальченко

Черная сотня. Историческая энциклопедия 

ШАБЕЛЬСКАЯБОРК ЕЛИЗАВЕТА АЛЕКСАНДРОВНА →← ЧЕРНАЯ СОТНЯ (ЧЕРНОСОТЕНЦЫ)

T: 0.099579635 M: 3 D: 3