ТИХАНОВИЧСАВИЦКИЙ НЕСТОР НИКОЛАЕВИЧ

(1866—после июля 1917), астраханский купец, лидер Астраханской Народно-монархической партии (АНМП), один из руководителей право-монархического движения в России. Владелец музыкального магазина в Астрахани. Подобно многим другим деятелям монархического движения, до начала смуты 1905 ничем особенным себя на общественном поприще не проявлял. После 17 окт. 1905, когда во всех крупных городах левые захватили улицу, выступил в числе главных организаторов трехдневной патриотической манифестации в Астрахани, результатом которой стало прекращение социалдемократических выступлений. Организаторы патриотической манифестации составили комитет, занявшийся учреждением АНМП, руководителем которой был избран Тиханович-Савицкий. Он возглавлял партию, некоторое время именовавшуюся Астраханским отделом Союза Русского Народа (СРН), вплоть до ее запрещения после февральского переворота 1917. 12 нояб.1905 АНМП распространила воззвание «За Веру, Царя и Отечество» и проект верноподданнической телеграммы Государю, призвав горожан явиться в астраханский кремль для утверждения текста телеграммы и отправки ее Царю. Тиханович-Савицкий учредил в Астрахани газету «Русская правда», которая начала выходить 26 окт. 1906 (просуществовала до 2 июня 1911), он же был ее редактором. Ему удалось организовать довольно многочисленный и активный союз монархистов, который начал проводить собрания, печатать и распространять воззвания и брошюры по злободневным вопросам (аграрные беспорядки, забастовки и т. п.). Впоследствии Тиханович-Савицкий даже организовал при монархической партии патриотическую школу. Делегат 3-го Всероссийского съезда Русских Людей в Киеве 1–7 окт. 1906 (Всероссийский съезд Людей Земли Русской), на котором входил в состав комиссий для выработки решений по двум важнейшим вопросам повестки дня: изменение избирательного законодательства и объединение монархистов. Инициатор и организатор проведения съезда уполномоченных правых организаций и отделов Астраханской губ. 25–29 авг. 1907. 19 янв. 1907 Тиханович-Савицкий опубликовал в газете «Русское знамя» статью, имевшую широкий резонанс среди монархистов. В ней он обращался к либералам с предупреждением: «Грозный призрак «Союза Русского Народа», который вас так страшит, не призрак; это — тот самый Русский Народ поднимается, над чувствами которого вы издевались; и который потребует уже скоро вас к ответу. Это встает грозный Мститель за поруганную честь России, за ее, растоптанное вами, знамя. «Союз Русского Народа» растет, отделы его покрывают всю Россию... Ни ваша злоба, ни ваши вопли, ни хватанье за правительство не остановят могучий рост Мстителя... Он освободит Россию от вас и выведет ее на тот путь истинной свободы народной, на котором не место вам, презренным обманщикам! Русь идет. Расползайтесь, гады». Однако в 1907–1909 Тихановичу-Савицкому приходилось бороться не столько с революционерами, сколько с Астраханским губернатором И. Н. Соколовским, который сквозь пальцы смотрел на деятельность левой печати, но жестко преследовал монархистов. К 7-дневному аресту были приговорены четыре активиста монархической партии за срыв спектакля в местном театре (во время Великого поста шла фривольная пьеса, которую «прогрессивный» губернатор не счел нужным отменить). Газета «Русская правда» неоднократно конфисковывалась властями за «резкость тона», за «возбуждение одной части населения против другой». К примеру, из 15 первых номеров газеты за 1908 были конфискованы 6. В нояб.1908 Тиханович-Савицкий был приговорен Астраханским Окружным судом к значительному штрафу в 150 руб. за статьи о необходимости изменения основных законов для приведения их в соответствие с монархическим принципом. В 1908 он издал на эту тему специальную брошюру «Новые Основные законы и царские манифесты». Дошло даже до того, что губернатор запретил освящать хоругвь АНМП, на которой был изображен герб и св. Георгий Победоносец. Тиханович-Савицкий жаловался в Главный Совет СРН и лично А. И. Дубровину, который обращался за помощью к П. А. Столыпину и др. сановникам, — однако в результате местные власти еще больше негодовали на лидера монархистов. Тиханович-Савицкий начал использовать более эффективные методы борьбы, — он стал обращаться напрямую к Царю. Во всеподданнейшем адресе комитета АНМП в нояб. 1908 он писал: «Неладное у нас, Государь, творится. Кто-то роет могилу Царству Русскому, недавно еще великому своим Православием и патриотизмом. И боимся мы, что люди эти стоят около Тебя. Тучи висят над Россией. Не успокоилась она, а затихла перед грозой». Все это «убивает последнюю энергию в патриотической части населения. Даже у самых стойких людей и у руководителей опускаются руки». Тиханович-Савицкий высказывает убеждение, что П. А. Столыпин и другие министры-конституционалисты, хотя и не действуют сознательно во вред Царю, но «находятся под чьим-то роковым для России, таинственным влиянием, ведущим Россию в ту пропасть, из которой государства уже не поднимаются». В телеграмме от 9 янв. 1909 он протестовал против двуличия правительственной политики: «Повели, Государь, Правительству открыто опереться на монархические слои населения, искренне преследующие благо народное без всяких помыслов о захвате власти. Та двуличная политика, которой теперь держится Столыпин и многие министры, противна русскому чувству и только смущает население». Иронизируя над искренними чувствами лидера астраханских монархистов, местные власти в рапортах в Петербург называли его человеком, «не знающим предела в проявлении монархических взглядов». Он же напрочь отвергал обвинения в «неумеренности», в свою очередь призывая к ясности и открытости. Так, в янв. 1909 он писал в одной из телеграмм Государю: «Как бы резки слова наши ни были, они вреда не принесут: мы защищаем родное, русское; мы защищаем Царя, Веру, семью, власть, нравственность, величие России, русскую народность... Если мы обличаем Столыпина и говорим, что его деятельность причиняет вред интересам Русского Народа и способствует полному подрыву авторитета Твоей власти в глазах населения, то пусть Столыпин оправдается и своими действиями покажет, что мы не правы, а не губит наши газеты и не преследует нас за это». Особенно острой критике подвергал он Столыпина в разгар расследования обстоятельств убийства Герценштейна и связанной с этим кампании против монархистов. Он писал Царю, что «недовольство монархистов Столыпиным, допускающим все это, воздвигшим гонение на Союз Русского Народа, предающим русских на посмешище и глумление инородцам, возрастает с каждым днем и грозит перейти в ненависть к нему. Что же это за политику ведет Столыпин, если возбуждает против себя наиболее верноподданную и патриотическую часть населения», — гневно восклицал Тиханович-Савицкий. 18 янв. 1909 Тиханович-Савицкий направил Царю ходатайство по поводу наложения на газету «Вече» колоссального штрафа в 3 тыс. руб. за статью «Колоссальный заговор жидо-масонов», в котором он писал: «Знай, Государь, что каждый из нас готов лучше сесть в тюрьму, пойти на каторгу, чем отказаться от обличения той интриги, которая ведется теперь сверху донизу обезумелыми людьми под тайным водительством масонов, с целью вырвать из рук русских Царей единую скрепу России — Царское Самодержавие и этим окончательно повалить наше, некогда великое, государство». И ему скоро пришлось сесть в тюрьму. 19 дек. 1909 Астраханским окружным судом Тиханович-Савицкий был приговорен к месяцу тюрьмы «за распространение заведомо ложных сведений» о правительстве и Государственной Думе. Однако и после репрессий он не изменил своего отношения ни к политике правительства, ни к Государственной Думе. 7 февр. 1910 он опубликовал в газете «Русская правда» письмо, лейтмотивом которого была мысль о необходимости скорейшего роспуска Думы («пора окончить опыт»). Он не стеснялся в выражениях: «Правительство третий год терпит это зловредное сборище и на что-то надеется. Пора оставить надежды. Ждать чего-либо от этих жидовских ублюдков (так как таковыми является по своему миросозерцанию большинство русской интеллигенции) не приходится». Он называл деятельность Думы «издевательством над стомиллионным крестьянством и мещанством, которое и есть подлинный Русский Народ», и предлагал не только распустить Думу («единственный исход из нынешнего нестерпимого положения — это скорейший разгон этого гнезда предателей, именуемого 3-й думой октябристов»), но и изменить положение о ней, чтобы «создать из думы не сборище людей, борющихся за власть, а собрание людей, которые будут работать». Тиханович-Савицкий стремился превратить монархическую партию в защитника реальных жизненных интересов коренного русского населения. В марте 1910 от имени собрания русских промысловых служащих он направил П. А. Столыпину решительную телеграмму, в которой просил премьера либо устранить с промыслов евреев, которые совсем вытеснили коренное население, либо выдавать русским рабочим пособие деньгами или натурой.«Нельзя допустить, чтобы жид благоденствовал за счет русского, умирающего с голода. Необходимо озаботиться скорейшим изданием законов, ограждающих слабого, каковым является русский в экономической борьбе с инородцами». С началом внутренней борьбы в СРН лидер астраханских монархистов поначалу пытался примирить враждующие стороны. 15 мая 1910 «Русское знамя» напечатало его протест против оскорбления Главным Советом главы Союза А. И. Дубровина (решение об исключении Л. Е. Катанского с намеками на нечестность Дубровина). Он еще надеялся, что это — «печальное недоразумение», но замечал, что оно может «привести к раздору и временно ослабить силы Союза, чего только наши недруги и добиваются». Следом от имени Комитета АНМП он выступил с обращением к Главному Совету, в котором призывал «принять скорейшие меры к прекращению распрей как между монархическими организациями разных наименований, так и между их руководителями... Теперь не время для ссор». Понимая, что одних призывов недостаточно, он предложил изменить организационный принцип формирования Главного Совета: «Должен быть положен конец тому ненормальному положению, при котором члены Главного Совета избираются кучкой петербургских учредителей. Члены Главного Совета должны избираться губернскими и крупными уездными Отделами из лиц, живущих преимущественно в Петербурге, причем каждый из этих отделов уполномочивает одного из членов Совета быть своим представителем в Главном Совете». Это важное организационное новшество не только упрочило бы связь между местными отделами и центром, но и стабилизировало бы положение внутри Главного Совета, однако оно не было реализовано. На Съезде сторонников Дубровина (5-й Всероссийский съезд Союза Русского Народа в Москве 21 нояб. — 1 дек. 1911), когда был фактически учрежден Всероссийский Дубровинский Союз Русского Народа (ВДСРН), Тиханович-Савицкий был избран одним из 12 кандидатов в члены Главного Совета от провинции. Однако участия в деятельности ВДСРН не принимал, хотя и симпатизировал А. И. Дубровину лично. Смута в Главном Совете СРН привела к ослаблению монархического движения, доверие к Главному Совету упало, многие видные монархисты отошли в тень, деятельность ряда отделов на несколько лет была парализована. С началом Первой мировой войны происходит активизация деятельности патриотических союзов. Новая волна подъема патриотического движения началась в 1915, когда в борьбе против самодержавия объединились все враги монархистов. Причем подъем начался с мест, поскольку Петербург и Москва были парализованы распрями. Одним из организаторов этого подъема был Тиханович-Савицкий, именно на 1915–1917 приходится период наиболее активной деятельности лидера астраханских монархистов, когда он выдвинулся в ряды подлинных вождей патриотического движения. С началом войны он сконцентрировал свое внимание на борьбе против немецкой пропаганды и злоупотреблениях при приеме новобранцев. С 1915 организовывал в Астрахани собрания, на которых звучали призывы помочь Царю и правительству «избавиться от надвигающейся революции», а также призывы «бороться с немецким и еврейским засильем». Главную роль в объединении правых сыграли монархические Совещания в Саратове и Н. Новгороде. Тиханович-Савицкий был одним из главных организаторов этих Совещаний. На Саратовском совещании (Саратовское Совещание уполномоченных монархических организаций 27–29 авг. 1915) он не только был избран в состав депутации на Высочайший прием (который, правда, не состоялся), но и стал уполномоченным по организации бюро для содействия общению монархических организаций и для рассылки им руководящих сообщений. Выполняя это поручение, он разослал «Обращение ко всем монархическим союзам и деятелям». В нем отмечалось, что в условиях, когда «большинство интеллигенции и наиболее состоятельная часть торгово-промышленных классов , поддерживаемые левой и еврейской печатью, подняли в стране смуту», монархические союзы «должны немедленно развить самую кипучую деятельность и вступить в решительную борьбу с поднятой смутой». Обращение было, по сути, обстоятельной инструкцией о том, что следует делать монархистам на местах. Тиханович-Савицкий просил выслать ему сведения о местных отделах и о расстановке сил в каждом городе. В заключении он писал: «Верю, что справимся с крамолой так же, как в 1905, и не допустим, чтобы из-за внутренних врагов немец погубил Россию. Начинайте, братья. Призывайте к тому же ближайших к вам. И не сложим рук, пока не добьемся своего. Клич идет сейчас по всей России». Следом он разослал Обращение генерал-губернаторам, начальникам областей, губернаторам и градоначальникам, в котором призывал их поддерживать монархистов, опираться на них, а в случае начала беспорядков не только не мешать поднимать на борьбу народ, но и выдать патриотам оружие. К письму прилагались материалы Совещания монархистов. Хотя товарищ министра внутренних дел С. П. Белецкий повелел губернаторам не принимать мер против распространения этого письма, ряд губернаторов запретили его распространение. Осень 1915 была тревожным временем, и Тиханович-Савицкий, пытаясь повлиять на ситуацию, направил несколько телеграмм Государю, министрам и видным правым деятелям. Он призывал Царя «беречь Свое Самодержавие, прекратить дерзостную, революционную агитацию» и даже давал конкретные советы, которые, как показали дальнейшие события, были абсолютно точны. Он советовал: «Опасайся, Государь, интригана Гучкова, многое — дело рук его, да и не даром он все вертится вокруг армии. Не доверяй Родзянке — этот человек не умный и вредный». В своих записках и телеграммах он предлагал удивительно точный анализ ситуации и верно прогнозировал развитие событий. Лейтмотивом его рекомендаций были слова из телеграммы на имя Государя от 11 сент. 1915: «Фрондирующая истеричная интеллигенция и корыстные промышленники перед твердой властью бессильны. Влияния на народ, который в тяжелую годину остается спокойным и честным, они не имеют никакого. Не Дума нужна, а диктатура, Государь». Он призывал объявить страну на военном положении, Думу больше не собирать, уволить колеблющихся министров, заменив их правыми и решительными людьми (из письма к И. Г. Щегловитову от 11 сент. 1915). Чувствуя, что в это тревожное время Царь остро нуждается в слове ободрения для решительной борьбы с крамолой, в одном из писем Императору Николаю II он писал: «Государь! На Тебя, как на Помазанника, приявшего от Господа Бога венец Царский, а с ним и тяжкую долю Царского служения, возложен великий долг беречь Россию и Русский Народ, и не можешь Ты, даже временно, отдать судьбы их, сняв с Себя бремя Самодержавия, в руки безответственного думского большинства, к тому же состоящего из безпочвенной, безверной и недалекой интеллигенции». Эти «обуянные жаждой власти люди» надеются, что «или, утомленный, Ты уступишь им ее добровольно, или они возьмут ее у Тебя силой». Тиханович-Савицкий опять советовал Царю «уничтожить городской и земский союзы и военно-промышленные комитеты — эти гнезда революционной пропаганды и объединения» и распустить Думу.«Ни мягкостью, ни уступками Ты, Государь, ничего с этими людьми не достигнешь: чем к ним внимательнее, тем они наглее... Тебе ли, Великодержавному Царю, склониться перед этой частью русской интеллигенции, выученицей жидовских газет и направляемой жидами науки?.. Светлое будущее России не в грязи европейского парламентаризма — в этом слуге капиталистов и буржуазной интеллигенции, порабощающих народ, — а в русском Самодержавии, опирающемся на народные массы и на совет выборных деловых людей, не интриганов». Участники Совещания в Саратове уполномочили Тихановича-Савицкого принять организационные меры для подготовки объединения монархистов. Одной из таких мер стал созыв большого Совещания монархистов. Вождь астраханских патриотов стал фактически главным организатором Нижегородского совещания (Всероссийское монархическое совещание в Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций 26–29 нояб. 1915), но на самом Совещании не присутствовал из-за болезни. Участники Совещания направили ему приветственную телеграмму, а сам он, как один из наиболее авторитетных правых деятелей, был избран членом Президиума Монархического Движения — руководящего органа патриотического движения с широкими полномочиями в составе семи человек (А. И. Дубровин, И. И. Дудниченко, К. Н. Пасхалов, Е. И. Полубояринова, Н. Н. Родзевич, Тиханович-Савицкий, Н. П. Тихменев). После монархических Совещаний 1915 наметилось некоторое сближение между противоборствующими сторонами в правом движении, 21 янв. 1916 Тиханович-Савицкий, наряду с Н. Н. Родзевичем, был введен в состав Совета Монархических Съездов. Департамент полиции в июле 1916 отмечал, что Тиханович-Савицкий «в дело партии ушел весь, в ущерб своим торговым делам, никаких корыстных целей не преследует». Напротив, во время войны он ежегодно тратил на партийные нужды по 3 тыс. руб. В 1916 — н. 1917, когда многие правые деятели отошли от движения, не видя перспектив улучшения ситуации, он сохранил бодрость духа и удивительное трезвомыслие. Он состоял в переписке со многими видными правыми деятелями, с некоторыми лично встречался. Постоянно заявляя, что необходимы твердость власти и жесткие меры в отношении врагов Самодержавия, он понимал, что простое возвращение ко временам до 17 окт. 1905 и невозможно и вредно. Так, 5 мая 1916 в письме к Н. Н. Родзевичу он пояснял: «Нам нужен свободный царь-хозяин, руководитель, а не государь-чиновник, заваленный настолько всякой ерундой, что у него голова идет кругом, чем и пользуются. И все мы согласны, что Государя надо освободить и дать ему верных советников от земли». В тревожное предреволюционное время из множества проблем Тиханович-Савицкий выделял две важнейшие: необходимость объединения монархистов для совместной борьбы с революцией и изменения Основных законов Империи, без чего невозможно было переломить ситуацию в стране. Он был одним из активных организаторов Съезда монархистов, который планировалось провести в к. 1916 — н. 1917 и на котором должен был быть избран единый Общемонархический совет. Он заявлял, что Совет должен состоять из самых авторитетных монархических деятелей, только тогда он будет иметь вес и влияние. В письме к монархистам от 7 февр. 1917 он писал: «Необходимо, чтобы в предстоящем съезде приняли бы участие правые группы Совета и Думы полностью, а также все, что есть видного правого в столице со всеми тремя митрополитами во главе. Желательно пригласить и выдающихся святителей из провинции. Съезд должен носить характер чрезвычайно торжественный и быть демонстративным; только при этом условии он сделает свое дело». Особое внимание он обращал на персональный состав Совета: «Правым необходимо создать такой Совет, который, объединяя все организованные правые группы страны, пользовался бы популярностью, доверием и влиянием на государственные дела. Я нахожу, что Совет монархических единений, который будет избран на Петроградском съезде монархистов в этом месяце, должен состоять: 1) из выборных представителей Государственного Совета и Государственной Думы; 2) из выборных представителей правого дворянства; 3) из представителей Главных Советов СРН и РС; 4) из виднейших правых государственных деятелей, избираемых съездом (напр., Щегловитов, Трепов, Маклаков, Бобринский, Стишинский, Муратов); 5) из ученых-публицистов (Соболевский, Булацель) и 6) несколь540 ТИХАНОВИЧ:САВИЦКИЙ Н. Н. ких виднейших провинциальных деятелей и руководителей монархических организаций, имена которых всем известны и популярны (арх. Виталий, Пасхалов, Родзевич, Образцов, Копылов (Новониколаевск), Кельцев)... Такой Совет следовало создать давно и тогда у нас все пошло бы иначе и неизбежные разборы среди монархистов за местничество не имели бы столь губительных последствий». На следующий день в очередном письме всем правым деятелям он снова возвращался к вопросу о Съезде: «Съезд этот надо наладить так, чтобы он вышел внушительным. ...Съезд должен быть съездом всех правых, всех, у кого душа наболела от всего происходящего; монархические организации в нем доминировать не должны». Если бы монархистам удалось провести такой Съезд, как знать, каково было бы развитие событий. Тиханович-Савицкий был одним из тех правых деятелей, кто понимал, что ни кадровые, ни административные, ни репрессивные меры не приведут к торжеству правого дела, пока не будет изменена кодификация основных законов. Среди правых было довольно много высококвалифицированных юристов. Он обращался к И. Г. Щегловитову, П. Ф. Булацелю, Г. А. Шечкову и др. деятелям с одной просьбой заняться подготовкой изменений в законодательстве. Так 15 февр. 1917 он прямо-таки умолял Г. Г. Замысловского: «Займитесь, пожалуйста, Основными законами, войдите в связь с Шечковым, он интересуется этим... Пока мы не добьемся исправления их — ничего не добьемся; толчение воды в ступе». В к. 1916 в разгар кампании по дискредитации Императрицы Александры Федоровны он послал Государыне всеподданнейшую телеграмму в связи с дерзкими выпадами против Нее в Государственной Думе, в которой писал: «Не огорчайся, Матушка-Царица, происходящим. Внешние враги России в союзе с внутренними ненавистниками Царя видят в Тебе, умной и сильной, мощную поддержку Государю и непреодолимую преграду для достижения гнусной цели их: во-первых, — поколебания, а во-вторых, — захвата в свои нечестные руки царской власти, этой опоры могущества России. Потому они и избрали Тебя средством своей злобы... Не огорчайся Царица, не упади духом, поддерживай силы нашего обожаемого Царя-Труженика для довершения победы над свирепым врагом». Такое точное понимание сути интриги против Императрицы, тонкое понимание скорбей Государыни произвело на нее благоприятное впечатление, она послала телеграмму Тихановича-Савицкого в Ставку Императору Николаю II, а ему ответила: «Я с вами вместе скорблю и с вами плачу. Ваше страданье и Мое сливаются вместе. Твердо верю, Господь поможет искоренить врага. Горячо благодарю за чувства ваши и любовь ко Мне». Царица просила А. А.Вырубову собрать сведения об авторе телеграммы, и в канун Рождества 1916 Тиханович-Савицкий приехал в столицу, где он был принят Государыней. Во время пребывания в Петрограде он встретился также с некоторыми министрами и видными правыми деятелями (председателем правительства кн. Н. Д. Голицыным, председателем Государственного Совета И. Г. Щегловитовым, обер-прокурором Св. Синода Н. П. Раевым, министром внутренних дел А. Д. Протопоповым, министром юстиции А. Л. Добровольским, Н. Е. Марковым, П. Ф. Булацелем, Г. Г. Замысловским и др.), с которыми обсудил ряд важных вопросов. Встречи Тихановича-Савицкого в Петрограде очень высоко оценивались правыми, которые полагали, что он сделал большое дело. Из Петрограда он послал через К.Д.Нилова письмо Государю, в котором, в частности, писал: «Помните, Государь, что положение опасно необычайно, не только в смысле проигрыша войны, но опасно и для Вас, и для династии. Но в то же время помните и крепко помните, что все в Вашей власти: допустите — все может быть; не допустите — ничего не будет. Советующие не прибегать к крутым мерам, дабы не раздражать «общественность», не правы; полумеры только раздражают и восстанавливают. Решительная мера ударяет сильно, но с ней сразу примиряются». 31 янв. 1917 в письме к Н. А. Маклакову, в котором Тиханович-Савицкий рассказал о своей поездке в Петроград и состоявшихся встречах, он писал: «Время сейчас опять тревожное, левые готовятся к открытию Думы и к полному торжеству. Надо настоять на решительных мерах». Однако он с ужасом видел, что в действиях правительства, особенно министра внутренних дел Протопопова, как раз этого и нет. Несмотря на личное недоверие к министру (неоднократно писал о своем предчувствии — «Протопопов нас предаст»), в телеграмме от 21 янв. 1917 он увещевал Протопопова: «Невозможно с революционерами, уверенными, что через два-четыре месяца они станут господами положения, бороться путем эволюционным». Полагая, что министр просто растерялся и не знает, что нужно делать, в телеграмме на его имя от 30 янв. 1917 Тиханович-Савицкий предложил ему фактически подробную инструкцию по мерам борьбы против смуты. Наконец, видя, что Протопопов не предпринимает никаких действий, 21 февр. 1917 он послал министру настоящую телеграмму-обличение: «Военно-промышленный комитет и его председатель Гучков открыто высказывают свою солидарность с арестованными вожаками рабочей группы этого комитета. Почему Гучков не арестован? ... Главари Земгора, готовившие Временное правительство, не арестованы. Кравченко и Долгополов, оскорбившие в Астраханской думе Царицу и Царя, суду до сих пор не преданы. ... Позорящие Царственных Особ картины свободно распространяются. ... Почему не просите у Царя увольнения, если чувствуете себя неспособным справиться с развалом и мятежом». Тиханович-Савицкий был арестован без предъявления каких-либо обвинений уже в н. марта 1917, сразу же после победы «демократии» и несколько месяцев провел в тюрьме. Его супруга Л.Тиханович-Савицкая, явно со слов мужа, писала Керенскому: «Третьего июня исполнилось три месяца, как мой муж сидит в заключении, арестованный астраханским исполнительным комитетом По словам Комитета никакого обвинения к мужу предъявлено быть не может, отпустить же его не хотят, опасаясь, что он, будучи видным монархическим деятелем , поведет контрреволюционную пропаганду. Муж указывает Комитету на неосновательность этих опасений, так как считает преступным заводить смуты во время войны; он все время боролся против этого, а теперь, говорит, и подавно, когда Государство стоит на краю развала». Она подчеркивала, что «невозможно лишать человека свободы, держать его, больного, в духоте, в пыли, на сквозняке, в обстановке, угнетающей морально , лишь на основании одних предположений о его дальнейшей деятельности, к тому же это подрывает провозглашенные принципы свободы и законности и становится похожим на партийную месть». Супруга вождя русских патриотов обращала внимание на двуличие власти: «Ленинцев, проповедующих измену Родине, оставляют свободными, а монархистов, беззаветных патриотов, держат взаперти, на основании одних предположений Кроме того, муж говорит, Правительству следует принять во внимание, что в непродолжительном времени власть перейдет к толпе и солдатам, сторонникам Ленина, и политические заключенные могут подвергнуться смертельной опасности». Астраханские «демократы» явно мстили Тихановичу-Савицкому за страх, который он им внушал в былые годы. Однако, несмотря на очевидность злоупотреблений, что было подтверждено телеграммой Минюста, предлагавшего освободить Тихановича-Савицкого из-под стражи, он вышел на свободу только 3 июля. Вскоре с разрешения местного исполкома, он выехал для лечения на Кавказ. Дальнейшая его судьба неизвестна. Соч.: Новые основные законы и царские манифесты. Астрахань, 1908; Русский народ поднимается // Русское знамя. 1907. 19 янв.; Должны ли монархисты принимать участие в выборах в IV Государственную Думу? (Доклад). Астрахань, 1912. Лит.: «Борьба наша проиграна». Документы правых. 1914—февр. 1917. Публикация Ю. И. Кирьянова // «Исторический архив». 1994. № 5; Дело редактора «Русской правды» Н. Н. Тихановича-Савицкого. (Обвинительные акты и отчеты о заседании суда). Приложение к № 9 к «Вестнику Русского Собрания» от 1 марта 1910. СПб., 1910; Кирьянов Ю. И. Тиханович-Савицкий Нестор Николаевич // Политические партии России. Конец XIX — первая треть ХХ века. Энциклопедия. М., 1996; Его же. Правые партии в России. 1911–1917 гг. М., 2001; Правые партии. 1905–1917. Документы и материалы. В 2-х тт. / Сост., вст. ст., коммент. Ю. И. Кирьянова. М., 1998; Степанов А. Тиханович-Савицкий Нестор Николаевич // Святая Русь. Большая Энциклопедия Русского Народа. Русский патриотизм. Гл. ред., сост. О. А. Платонов, сост. А. Д. Степанов. М., 2003; Степанов С. А. Черная сотня. 2-е изд., доп. и перераб. М., 2005; Труды Всероссийского Монархического Совещания в г. Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций с 26 по 29 нояб. 1915. Пг., 1916; Чхартишвили П.Ш. Черносотенцы в 1917 // Вопросы истории. 1997. № 8. А. Степанов

Черная сотня. Историческая энциклопедия 

ТИХМЕНЕВ НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ →← ТИМОШКИН ФЕДОР ФЕДОРОВИЧ

T: 0.114044712 M: 3 D: 3