НИКОН БЕССОНОВ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ

бывший еп. Енисейский и Красноярский (10.07.1868—1919), член фракции правых IV Государственной Думы, одно время активный участник монархического движения. Родился в Могилевской губ., потомственный дворянин. Окончил Московский Константиновский межевой институт (1891), но, почувствовав тягу к монашеству, сразу же поступил в Московскую ДА, которую закончил со степенью кандидата богословия. В дек. 1892, являясь студентом академии, был пострижен в монашество ее ректором, архим. Антонием (Храповицким), и почти сразу же был рукоположен в иеродьякона. С декабря 1895 — иеромонах. По окончании Академии был назначен преподавателем гомилетики, литургики и пастырского практического руководства Новгородской ДС, а затем, указом Св. Синода (1897) был переведен на должность преподавателя философии, психологии, логики и дидактики в Могилевскую ДС. В окт. 1897 Никон стал заведующим Бийским миссионерским катехизаторским училищем (Алтай). С 1899 архимандрит. Занимал должности ректора Благовещенской (1899) и Иркутской (1901) ДС. В 1901–1903 являлся цензором проповедей г. Иркутска. В янв. 1905 был редактором «Иркутских епархиальных ведомостей». Во время революции 1905–1907 проявил себя неоднозначно: с одной стороны содействовал водворению порядка и прекращению волнений, с другой — обратил на себя внимание общества и священноначалия своими экстравагантными заявлениями. В частности еп. Никон писал: «Я сам, если хотите, социалдемократ, но в благородном значении этого слова. Понимаю я отлично, что всякое общество, всякий народ растет и развивается, а отсюда, совершенно естественно, меняются образы народного правления». В февр. 1906 был хиротонисан в Троицком соборе Александро-Невской лавры (С.-Петербург) во еп. Балтского, вик. Подольской епархии, с февр. 1909 — еп. Кременецкий, первый вик. Волынской епархии. Активный участник черносотенного движения на Волыни. Совместно с архим. Виталием (Максименко) принимал деятельное участие в сплочении всех консервативных сил губернии в период выборов в IV Гос. Думу. Был аттестован Волынским губернатором как человек достаточно резкий, но непоколебимо стойкий в вопросах Православной веры и русских национальных интересов. В 1912, за свои заслуги, минуя низшие ордена, был сопричислен к ордену св. Анны I ст. В состав Гос. Думы избран от Волынской губ., присоединился к фракции правых (вместе с еп. Анатолием (Каменским) был избран почетным членом Совета фракции), и лидеры последней рассчитывали, что еп. Никон сумеет объединить думское духовенство и значительную часть крестьян, интересы которых он с горячностью отстаивал, тем самым усилив правое крыло. Однако чаяния правых не оправдались, буквально с первых дней функционирования Гос. Думы еп. Никон повел собственную политику, нацеленную на выделение духовенства в отдельную «поповскую» фракцию. Однако ни духовенство, ни крестьянство за Никоном не пошло. А выступления еп. Никона (в частности в Русском Собрании и в доме обер-прокурора Синода В. К. Саблера) принесли ему в церковных кругах репутацию чуть ли не эсера, собирающегося отнимать землю у помещиков для наделения ею крестьян.«Его фигура замечена была всей Думой и заинтересовала ее, — писала «Енисейская мысль», — но осталась какой-то загадочной и ни для одной партии в Думе не подходящей. В то время как правые испугались радикализма, народничества и уклона в сторону социалистических воззрений еп. Никона, левые увидели в нем фанатика, реакционера, «правого народника», «полицейского социалиста», «самодержавного конституционалиста». Никон обратил на себя внимание даже В. И. Ленина, отметившего «темный мужицкий демократизм» волынского епископа, «самый грубый, но и самый глубокий». Никон, не стесняясь, критиковал деятельность правительства по крестьянскому вопросу, считая, что современная ему политика ведет лишь к крестьянским бунтам, за которыми последуют расстрелы «недоедающих, голодных, несчастных крестьян». Призывал дворянство отказаться от землевладения в пользу крестьян, а не ограничиваться в этом остром вопросе мелочами, «хотя бы и добрыми». Выступал Никон и по национальному вопросу, в частности по украинскому. «Украинский народ, — говорил он, — не ищет какой-то пресловутой автономии, восстановления Сечи Запорожской, украинцы — не сепаратисты... Украинцы не инородцы, они — свои, наши родные братья, а потому-то их и не должно ограничивать в языке и национальном культурном развитии, иначе мы сами приравняем их, своих братьев, к евреям, полякам, грузинам и др., действительно инородцам»». В 1913 выступил против дела Бейлиса. Результатом непредсказуемого поведения депутата-епископа стало нескрываемое недовольство Никоном как в правой фракции, так и в Синоде. Ситуация обострилась до предела, когда до священноначалия дошли слухи о скандальной истории в женском духовном училище, в которой самым непосредственным образом фигурировал еп. Никон. Обер-прокурор Св. Синода В. К. Саблер предпринял попытку низведения еп. Никона из депутатского звания. Никон был спешно переведен с Кременецкой на Енисейскую кафедру (согласно синодскому постановлению, архиерей, управляющей епархией не мог одновременно являться членом Гос. Думы). Однако Никону удалось добиться сохранения за собой депутатского звания, но из-за невозможности более состоять во фракции правых он перешел в беспартийную группу (не позже 1915). Вскоре подтвердились и скандальные слухи: вновь назначенный красноярский епископ не постеснялся перевезти с Волыни ученицу духовного училища, вокруг которой в свое время разгорелся скандал, и беззастенчиво поселил ее в архиерейском доме, к глубокому возмущению местного православного населения. С 1913 по 1917 — еп. Енисейский и Красноярский. Участвовал в прославлении Святителя Иоанна, митр. Тобольского. Февральскую революцию 1917 встретил восторженно. 3 марта 1917 отправил телеграммы В. Н. Львову, А. И. Гучкову и М. В. Родзянко следующего содержания: «Христос Воскресе! Искренно рад перемене правительства, ответственному министерству. Долго терпели. Перемена вынуждена самым тяжелым положением дорогого Отечества, которому грозила гибель. Иначе поступить было невозможно. Дай Бог вам успеха, внутреннего спокойствия и сил нашей стране. Да благословит вас Господь». А в марте 1917, выступая на собрании кадетской партии, Никон, поливая грязью Императора и Императрицу, выказал себя горячим сторонником республики, заявив, что «о монархе, даже о конституционном, у нас речи быть не может. Нет, нет — не надо нам больше никакого монарха. Самое слово «монарх» теперь для нас странно». В июле 1917 снял с себя епископский сан и монашество, мотивируя свой поступок тем, что епископский сан не удовлетворяет его религиозным идеалам и мешает быть искренним христианином. 12 авг. 1917 Св. Синод официально лишил Никона духовного сана, вернув в мирское состояние. В связи с этим, бывший еп. Никон за подписью Н. Н. Бессонова отправил председателю Гос. Думы М. В. Родзянко телеграмму следующего содержания: «Я снял с себя епископский сан и монашество. Отказавшись от духовного ведомства, я смогу всегда быть самым аккуратным членом Гос. Думы и участником ее совещаний». Однако воспользоваться депутатскими полномочиями бывшему епископу не пришлось — Гос. Дума, как таковая уже прекратила свое существование. В том же году Бессонов обвенчался с бывшей ученицей подведомственного ему духовного заведения. Однако брак ему счастья не принес: вскоре жена его была найдена мертвой с револьверной раной в груди. Как вспоминал будущий митрополит Евлогий (Георгиевский), Бессонов похоронил жену в Покровском женском монастыре, положив покойнице на грудь свою панагию, а в ноги — клобук, отпечатав на траурной ленте наглую, кощунственную надпись. Вернувшись на Украину, возглавил Министерство исповеданий Украинской Рады (1917), чем вызвал негодование духовенства, воспринявшего назначение расстриги как оскорбление Православной Церкви. Подрабатывал театральным критиком, не гнушался бульварных изданий, подписывал свои рецензии «бывший епископ Никон — Микола Бессонов». Скончался в 1919. Соч.: Церковь и социальный вопрос // Церковнообщественный вестник. 1913. № 6; Мое доброе слово к православному духовенству // Прибавления к Церковным ведомостям. 1912. 18 авг. Лит.: Евлогий (Георгиевский) Путь моей жизни: Воспоминания митрополита Евлогия (Георгиевского), изложенные по его рассказам Т. Манухиной. Париж, 1947; Епископ Никон // Енисейская мысль. 1913. 6, 9 февр.; Еп. Никон // Киевская мысль. 1917. 2–3 авг.; Иванов А. А. Последние защитники монархии. Фракция правых IV Государственной думы в годы Первой мировой войны (1914 — февраль 1917). СПб., 2006; Кривошеева Н. А. Биографический указатель имен // Рожков В., протоиерей. Церковные вопросы в Государственной думе. М., 2004; Ленин В. И. Как епископ Никон защищает украинцев? // Полн. собр. соч. Т. 24. М., 1961; Его же. О черносотенстве // там же; Островцов А. Последние могикане старого строя. М., б.г.; Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году (Материалы и архивные документы по истории Русской Православной Церкви) / Сост., автор предисл. и коммент. М. А. Бабкин. М., 2006; Die Russischen Orthodoxen Bischofe von 1893 bis 1965. Bio-Bibliographe von Manuil (Lemesevskij). T.5. Erlangen, 1981. Арх.: РГИА. Ф. 796. Оп. 439. Д. 686; Ф. 1278. Оп. 9. Д. 560; Ф. 1327. Оп. 2. Д. 195. А. Иванов

Черная сотня. Историческая энциклопедия 

НИКОН РОЖДЕСТВЕНСКИЙ НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ →← НИКОЛЬСКИЙ ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ

T: 0.104442222 M: 3 D: 3